Главная Беременность и роды Рассказы о родах Врагу не сдаётся наш гордый варяг, или рождение Маськи Тимофеева)))

Врагу не сдаётся наш гордый варяг, или рождение Маськи Тимофеева)))

«Ей проще ответить «Да», чем объяснить, почему «Нет», - подумали в Небесной канцелярии и дали отмашку на рождение Маськи Тимофеева именно в этот день, вторник, 2 марта 2010 года. Врачи решили с Богом не спорить и снисходительно смотрели, как я стараюсь перенести все свои вещи одним махом, чуть ли не в зубах, в ту палату, в которой скоро будет агукать мой пузожитель. Мне казалось, что если сию секунду я не перееду из «палаты беременных в ожидании» в «палату мамочек», то все отменится, и надо будет перезаключать договор со Всевышним.

Пришла врач по имени Анна Михайловна и радостно сообщила, что в полчетвертого меня с распростертыми объятиями будет ждать операционная. Нервы были, как натянутая струна. Нужно было выбирать, кого взять с собой на роды – маму, моего Ангела-хранителя, с которым ничего не страшно; или мужа, которому просто необходимо иметь первый контакт с ребенком. Мы решили, что рядом с операционной будет муж. Я-то уже большая, а Маська – маленький. И ему папа нужен больше, а его папе – он. Каким же было счастьем, когда перед самими родами я узнала, что через стенку со мной рядышком будут и мамочка, и муж. Будто избавившись от камня с моей беременной души, мы сделали несколько предродовых фотографий, и я вприпрыжку поскакала на операцию.


Вы видели когда-нибудь операционную? Я – нет. А посему я должна была всё непременно узнать. Светлый человек Анна Михайловна провела мне невероятно захватывающую лекцию по предназначению того или иного агрегата, пока меня укладывали на крестообразный стол и привязывали руки. Аки Христос, но радостная и возбужденная, я лежала с поднятой сорочкой и голым пузом и пыталась принять максимально эффектную позу. Я же – женщина! Именно так в последние дни меня называли в роддоме, и я даже в это стала верить.
Прибежало много врачей, а я пыталась выяснить, как кого зовут. Мне казалось недопустимым, что мы не знакомы лично. Окончательно запутавшись в именах, я сконцентрировалась на очаровательном мужчинке, который старательно что-то выводил йодом на моём животе. Я кокетливо попросила изобразить что-то оригинальное, и он нарисовал мне елочку. А наркоз-то уже начал действовать. Последней моей фразой было: «Какие в марте елки?» Он пообещал все исправить на цветочек, и всё – здравствуй, небытие!
«Саша! Саша! Ты меня слышишь?», - как будто из другого мира, кто-то звал какого-то Сашу. Мне так захотелось у него поинтересоваться, глухой он или немой, раз не реагирует на этот ор. Потом его просили покачать головой, а я лежала и думала, какой же этот Саша - придурок, раз не может разочек качнуть своим мозговым центром. А потом до меня дошло, что он – это я! Пока я пыталась свыкнуться с этой мыслью, чей-то голос сказал, что Я РОДИЛА СЫНА! В 15.50, рост 54 см, вес 3050г. Что он такой славный и красивый!
Кто родил? Когда? Какого СЫНА? Я собралась решать проблемы по мере их поступления, вытянула отвязанную руку и почувствовала, что меня кто-то по ней гладит. «Анна Михааайловна», - протянула я и как можно шире постаралась улыбнуться. Откуда во мне было столько вселенской любви к каждому из тех, кто находился рядом, я не знаю. Потом я открыла глаза и стала рассказывать какой-то медсестре, что она очень красивая.


Меня переложили на каталку и начали везти. Я услышала голос Натальи Николаевны Шемякиной (дай ей Боженька здоровья много-много-много), которая говорила мне, что мы проезжаем мимо моей мамы и Ярика. Муж под впечатлением ничего сказать не мог, а мамуля пересилила свой стресс и стала говорить, что все хорошо, что Максик у нас красивый, что я – умничка, и что утром она меня будет ждать в палате нашей. Мне хотелось плакать от того, что я такая беспомощная и что я не могу открыть глаза и увидеть родственников.
В реанимации я очнулась поздно вечером. Медсестра принесла мне телефон, дала попить и сделала очень удобной мою кровать. Точно помню, что сразу я позвонила Ярику, а потом маме. О чем мы разговаривали, вспомнить трудно, но главное – я сразу выяснила, Максюта черный или рыжий. Мне почему-то сказали, что он рыжий. НЕПРАВДА! Сыночек оказался русявым таким, но без золотистого оттенка. Потом я писала кому-то смс, кто-то звонил, кто-то отвечал, но помню я мало.

Ближе к ночи нас пришли поднимать в туалет и на гигиенические процедуры. Я в кровати лежала совершенно голая, потому что сразу после операции с меня сняли сорочку, вымазанную в кровь, и укрыли чистой простынью. Меня почему-то этот факт необычайно вдохновил. Я еще никогда не ходила голой при чужих людях, а тут такой приступ эксгибиционизма)))! И вот вокруг девочки-соседки стонут, кряхтят, неудачно как-то пытаются свалиться со своей кровати, а я наблюдаю за этой картиной и даю себе слово, что до туалета я дойду достойно.
Дошла ко мне очередь. Вооружившись бутылкой с катетерами и нарядившись в один послеродовой бандаж, я постаралась как можно непринужденнее слезть с кровати и под оптимистичное «Врагу не сдается наш гордый варяг…» с достоинством подефилировала в туалет в сопровождении медсестры. Ползу, значит, деряблю – медсестры ухахатываются (меня это почему-то абсолютно не смущало), а на встречу мой Пикассо, который на пузе мне цветы и елки малевал. Мне ничего не оставалось, как кокетливо подмигнуть. Думаю, нет… уверена, что я заняла в его сердце хотя бы килобайт места ))!


Утром меня перевели в палату. Там меня ждала мамуля. А потом была первая встреча с Маськой Тимофеевым. Но это уже другая история!

Автор: alia
 

Alternative flash content

You need to upgrade your Flash Player

Get Adobe Flash player

Прочее

Прочее